Если вам в семейной жизни
Вдруг все кажется спокойным,
Если вам лежать в кровати
Надоело день за днем,
Заведите в дом собачку,
Редкий дар аборигенов,
Что хранили фараоны
В глубине своих гробниц.
И узнаете, что значит,
Обостренные все чувства,
Разовьете все уменья,
Зоркость глаз и силу мышц.
Вы научитесь затылком
Ощущать движенье сзади,
Находить склады вкусняшек,
Что оставлены до вас.
Но, придя домой уставшим,
Встретит вас игривый бублик,
Соберет на лбу морщинки
И расскажет, как скучал.
Вмиг забудете проблемы,
Гладя шелковую шерстку,
Теребя в руках баранку
И целуя черный нос.
С даром Африки не просто
Сразу жизнь свою наладить,
Часто кажется терпенье
Кончилось еще вчера.
Сердце им свое откройте,
Тайны им свои доверьте,
Знайте, с вами не собака,
С вами часть вашей души.

 

Ирина Кувшинова

 

***

Будущим покупателям щенка посвящается....


Щенок не картинка,
Щенок не игрушка,
Не блузка в шкафу,
Не в столе безделушка.

Не выключить пультом,
Не спрятать в подвале,
Не выгнать в подъезд,
Если сильно устали

С ним нужно часами
Играть, заниматься
Воспитывать, холить
Любить, восхищаться

Прощать все проказы,
Забыть про обиды,
И верить, что вырастет,
Остепенится.

Гнездо, что годами
Вы вили семейством,
Вмиг станет площадкой
Безбашенных действий.

Басенджи не просто
Красивое фото
В них сила и страсть,
Воля к жизни, охота.

Не просто милашки,
Не просто детишки,
Забавные, смелые
Чудо-мартышки

Не сядут в углу
В ожиданье покорном
Проверят, надкусят
Слиняют проворно.

Надеюсь, вам хватит
Любви и терпенья,
Заботы и ласки,
Не будет сомненья.

Пройдет это время
Он станет спокойней
И вы захотите,
Чтоб был он проворней.

С тоской вспоминать
Все чудачества детства,
Решив на второго
Откладывать средства.

Ирина Кувшинова

 

***

Я открываю сердце… Жду ответа…
И понимаю точно: мне не страшно.
Я разрушаю бренность легким жестом,
И не боюсь тревожного конца.
 
Со мною рядом тихо спит басенджи.
В ней вечный смысл безвременной вселенной.
Ее касалось молодое солнце.
Египет внял сиянью мудрых глаз.
 
Пигмей-охотник тоже верил в чудо,
И чудо приходило легкой рысью,
Забыв о страхах сумрачного леса,
Пронзало воздух в яростном броске.
 
А Питер, как всегда тоскливо гордый,
Мечтает укротить мою свободу…
Но поздно…тихо спит моя басенджи:  
Я не боюсь ухода вникуда.

 

Ксения Полякова


* * *